Вторник
12.12.2017
11:15
Форма входа
Категории раздела
ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ [32]
В творчестве Е. Воробьевой отдельная тема посвящена философскому и психологическому переосмыслению личности и творчества Владимира Высоцкого. Многие ее произведения являются откликом или отражением его гениальных строк.
ПЕТР ВЕЛИКИЙ [2]
В данном разделе представлена поэма "Отец и сын". Всего лишь взгляд на последнюю встречу Петра I и цесаревича Алексея.
Сказки [6]
Зарисовки [7]
ЛЕТОПИСИ АРВАНДЫ [10]
НИККОЛО ПАГАНИНИ [2]
В данном разделе будет помещен текст поэмы-повести, которая может быть основой рок-оперы: "Сожженная дорога Никколо Паганини"
СЕРЫЙ КРЕСТ [2]
ЭЛЬФЫ МЕГАПОЛИСА [1]
ЛОВЕЦ ДУШ [1]
ВЫБОР ЧАРОДЕЯ [1]
МИРУ ОТДАННЫЙ ТАЛАНТ [1]
ПАМЯТЬ ДУШИ [1]
Произведения друзей [1]
ВРЕМЕНА ЖИЗНИ [2]
Поиск
Календарь
«  Сентябрь 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930
Архив записей

Произведения автора

Главная » 2009 » Сентябрь » 24 » ОКОНЧАНИЕ
20:26
ОКОНЧАНИЕ
 
Поэма опубликована в альманахе "СИЯНИЕ ЛИРЫ"
выпуск 17 (92010 г.), стр. 98-114

(http://orbita-1.narod.ru/V_alm.htm)


Анюта стихла постепенно, забывшись в горестных мечтах,
Цветочек теребила нервно с улыбкой грусти на губах.
Они немного помолчали. Арина потянула крест,
Что теребил малыш, играя… Старушка вдруг сказала : «Нет –
Не отдавай креста малютке… Ты среди мертвых…
Только Бог Защитник от видений жутких… Крест береги, чтоб Он помог…
Скажи теперь, зачем ты с нами осталась в неурочный час,
Когда открылись двери Нави, и солнца свет давно погас?»
«Я… задержалась… Не сумела найти могилу жениха…
Я слишком долго проболела, на похоронах не была…»
Тут встрепенулась сразу Аня, к Арине ближе подойдя:
«Ивана твоего я знаю… Он ждал тебя, боялся – зря…
Прошло три месяца, наверное… Ты не идешь к нему, а он
Проститься хочет и прощенья просить за то, что был так зол…»
Она немного покраснела, в глаза Арине поглядев,
И рядом тихонько присела, старушка улыбнулась ей:
«Ну вот, тебе я говорила, что радость может быть и здесь…
И ты не плачь по нем, Арина, жива ты – дней еще не счесть…
И не ревнуй его напрасно – под сенью сумерек Иван…
В тебя же Жизнь вцепилась страстно, не ставит Смерть тебе капкан…
Ты попрощайся с ним с любовью, его уход в небытие
Откроет двери жизни новой – и каждый заберет свое…»
Была задумчива Анюта, печально глядя на луну,
Прошла в молчании минута, Арина выдохнула в тьму:
«Как я могу… Я не ревную. Я рада, что и за чертой
Надежда есть на жизнь другую… И … Аня… Пусть Иван с тобой
Найдет покой миротворенья… И ты будь счастлива, люби
Всю вечность, каждое мгновенье – забудь тоску своей души…
Меня лишь гложет сожаленье, тоска и горе – я сама
В минуту страсти помутненья жизнь у ребенка отняла…
Я заплачу за то по полной, и нечего мне в жизни ждать,
Любое счастье станет болью – мне больше матерью не стать…»
Старушка глянула на Аню, и помянула от души
Совсем не ласково Ивана, что так легко, бездумно жил:
«Арина, милая, что ж делать, он непутевый в жизни был,
Теперь совсем другое дело – всех изменяет этот мир…
Ты зла не держишь… А в печали сумеем мы помочь тебе –
Пойдем к фонтану, там начало для многих… Может и беде
Твоей поможет Ангел Смерти, ведь смерть для жизни не конец –
Рожденья, воскрешенья ветер дает нам любящий Творец…
Вот Василечек наш любимый, бедняжка, Господи прости –
Дитенка так и не крестили, ему закрыты все пути…
А он тебя, как будто выбрал… Не плачь, Арина, подожди…
А свет луны сегодня сильный – еще и тени не легли…»

Они прошли еще немного – в скрещенье четырех аллей
Возник фонтан, где Ангел строго взирал на призраки людей…
Гранит, а может, черный мрамор, облитый лунным серебром –
Благоговение печали, вокруг же вздохи, плач и стон…
…Вот вздрогнул Ангел, с черных крыльев стряхнул оцепененье сна,
А над челом печальным нимбом сияла полная луна…
Живой слезой блеснули очи, склонилась скорбно голова,
Благословеньем духам ночи слетели с губ молитв слова…
В благоговении минуты Арина замерла, малыш
Взглянул на Ангела… Анюта ушла под затемненья тишь…
Арина, преклонив колени, молилась… Василек смотрел,
Как крестится она в волненье – и рядом на коленки сел…
Пытаясь маленькой ручонкой знаменье сотворить за ней,
Склонял смиренно головенку под блики ласковых лучей…
Старушка горестно вздыхала, и жалость вязкою волной
Ее, как саван, накрывала… Но прерван был молитв покой:
«Живая! Среди нас живая!» - безумный взгляд ожег лицо,
А руки плечи ей сжимали, словно железное кольцо.
Малыш заплакал, а старушка пыталась словом вразумить
Убитую смятеньем душу – но тот твердил: «Мне б только жить!»
Арина уж теряла силы, не видя неба и луны –
Взгляд лишь выхватывал могилы из парка темной глубины…
Она не слышала ни звука, луна мелькала, как опал –
Вдруг сцепленный крепко руки разжались… С ней стоял Иван…
А бедный дух завыл и скрылся, стеная, проклиная миг,
Когда он дней земных лишился, в аллеях дальних замер крик…
Иван поднял с земли Арину, провел ладонью по щеке…
Теперь потерянный, любимый… И сердце замерло в тоске…
«Арина… что сказать… не смею… Но лишь теперь, когда я мертв,
Я наши осознал потери… Прости меня, моя любовь!
Преступна, холодна, надменна была моя любовь к тебе,
Тогда была… И я не верил, что жить смогу в простой семье –
Я лишь с тобой хотел по свету бродить, летать, искать чудес…
Но если б появились дети, то мир бы для меня исчез,
Остались бы лишь распашонки, визг, плач, капризы, детский сад…
Прости, Арина, за ребенка! Я всю бы жизнь вернул назад…
Тебя, его.. О, если б можно, как я любил бы вас тогда!
Прости! Как за тебя тревожно – как будешь жить ты без меня…
Я не защитником – убийцей, родной невинной плоти стал,
А ты… Пришла со мной проститься, чтоб я томиться перестал…
Прости! Люблю тебя, родная – в недосягаемой дали
Ты помни! Но не проклиная… Молитвами благослови…»
Арина плакала, прижавшись в последний раз к его груди –
Осколком острой боли счастье воздвигло памятник любви…
Потом в глаза его взглянула, перекрестила, отошла…
За ручку Васю потянула, поцеловала малыша…
Тот снова улыбнулся светло, приник к ней, на руки залез,
Потом перекрестился мелко и взял в свои ручонки крест…

…Глубокий голос, словно ветер пустынь песчаных, зазвучал –
К ним обернулся Ангел Смерти, покинув темный пьедестал…
Оплакивая судьбы мира, он душу обагрил тоской –
Средь лунных сумерек могильных служил он вечности седой.
Теперь же он смотрел печально в глаза Арине… Взгляд скользнул
На побледневшего Ивана и малыша… Раздался гул:
«Она… живая… как же можно… А мы… а нам туда нельзя…»
На мертвых глянул Ангел строже, Арине ласково сказала:
«Тебе сегодня приоткрылось, то, что живым узнать нельзя –
Душа страданием убита… То некрещеное дитя!
Ты можешь дать ему рожденье, печальный сад и темный лес
Покинет он… Но в искупленье, поставь ему в изножье крест!...
Теперь же ты своей рукою дитя в купели окрести –
Соединив одной судьбою свои грядущие пути…»
Под распростертыми крылами в священных водах лунный свет
Своими окропил лучами дитя, что отпускала Смерть…
Арина крестик свой нательный в слезах надела на него,
Малыш, молитве тихой внемля, смотрел на Ангела чело…
Вокруг чудесным ореолом струились нити серебра –
Надежда будущего снова в Арины сердце расцвела.
Затихли звуки, темный Ангел вновь устремил печальный взор
В лицо Арины – та стояла и слушала неясный хор…
«То ветры… кладбище зовется «На трех ветрах» - они сюда
Слетают пред восходом солнца и остаются до утра…
Один по Прошлому тоскует, и память пройденных времен
В Священного фонтана струи приносит… Слышишь перезвон?
То ветер Будущего юный – загадочен, непостижим…
Он в душах свет надежды будит, сама Судьба идет за ним…
И Настоящего привратник удел свой облететь спешит –
Он скошенных смертельной жатвой приводит к берегам реки…
Ты не должна встречаться с ними – ты не готова… Ты – жива…
Лишь тем, кто за чертой могильной, несут забвение ветра…
Дитя, крещеное за гробом, твое теперь – его душа
В плоти своей единородной воскреснет к жизни ото сна…
Не повтори ошибки снова – благослови ее восход
Крещеньем, таинством Христовым… Недолго ждать – один лишь год.
Что хочешь ты сказать, Арина? Уж близко ветры… И рассвет
Готов взойти – уже могилы накрыл прозрачно-серый свет…»
«Я… благодарна! Жизнь и душу вернул мне твой печальный лик –
Одно… быть может, я нарушу законы… но… всего лишь миг:
Скажи мне, а самоубийцы… Ведь есть прощенье и для них?
Душа поймет, простит, простится… и сожалением болит…
Что делать им, есть искупленье? Надежда в сумраке ночном?
Наказанным за преступленье погибнуть в вечности должно?..»
Блеснули слезы в очах темных, и крылья дрогнули, взлетев…
До боли, скрежета, знакомы слова Завета – смертный грех…
«Живые не имеют права решать, когда выходит срок,
И забирать у Смерти славу… И кара – выжившим урок!
Их имена забыты будут и помощь любящих людей
Для них запретна… душам трудно мир обрести в стране теней…
Но… Здесь они найдут прощенье… Не сразу – многие века
Пройдут в печальном искупленье, но ждет и их судьбы река…
Когда-нибудь печальной ночью я позову их…
И тогда Сиянием луны проточным омоет души их вода…
Теперь иди, уж близко ветры – через десятки лет земных
Услышишь ты мои ответы… И вновь увидишь Смерти лик…»
И Ангел темными крылами закрыл Арину от ветров,
Что в этот самый миг к фонтану спустились в хороводе снов…

Почувствовав ладонь Ивана, Арина отступила в тень –
Навстречу им шагнула Аня, была старушка рядом с ней.
Иван кивнул им, с сожаленьем Арины руку отпустил –
Он здесь под сводами аллеи от счастья в вечность уходил…
Вновь на него взглянула Аня, как на последнюю мечту,
Арине, робко замирая, сказала, глядя в темноту:
«Спасибо… Ты не представляешь, как страшно, холодно мне здесь…
Как пусто… И ведь я не знала, что я смогу покинуть лес…
Ты смелая… Нельзя молиться о тех, кто предал свою плоть
И душу – о самоубийцах… Благослови тебя Господь!
Теперь мне легче, буду помнить, что есть надежда для меня,
И буду ждать Святые волны, воспоминания храня…»
Они вернулись на могилу, где гроздьями белел жасмин,
Смеялся маленький Василий… Она подумала: «Мой сын…»
Старушка улыбалась грустно, вдыхая нежный аромат,
Сказала с лаской безыскусной, оглядывая спящий сад:
«Арина… Ты забудешь горе… Мы будем помнить о тебе –
Ты встретишь свое счастье вскоре и станешь матерью к весне…
Ты приходи к нам… Там, за кленом могила Ани, а моя –
Под дикой порослью зеленой, где поглотила крест земля…
Теперь же спи, душа устала, ей много выпало тревог…
А скоро уж и солнце встанет, вон, отсвет на небе пролег…»
Арина засыпала – тихо старушки голос шелестел,
Как ветви старой черной пихты, что помнит пыль былых времен…
И нежно маленькие руки Арины шею обвили…
Она спала… И стихли звуки перед пришествием зари…

6. ПРЕДСКАЗАННОЕ

Матвей прошел в ворота парка, под сень кладбищенской листвы, Здесь летним утром так нежарко – аллеи сном защищены. Такая тишь и красок буйство, тенистый сад бессмертных грез… Неповторимое искусство печали в обрамленье роз. Он вспомнил горестное утро, что десять лет тому назад Всю жизнь накрыло тенью смутной – принес он сына в этот сад… Их Василечку слишком мало на долю выпало тепла – Два года… и его не стало, истаяла свечой душа… Его душа… Все эти годы Матвей скорбеть не перестал – Ведь легкомыслию в угоду, никто в семье креста не знал. Малыш ушел, креста не зная, затих невинный смех вдали… Но там… Что ждет его за краем? Свечей печальные огни, Что в поминание уснувших под сводом Храма зажжены, Не осветят надеждой души, что к Богу не обращены… Матвей страдал за душу сына, не зная, чем теперь помочь, Когда он там, в тиши могильной, и нежный лик укрыла ночь… Матвей вздохнул, но – Ольга, Ольга! В тоске своей заключена, Смеялась над крестом, и горько корила жизнь и небеса… Матвей не смог ее утешить, чужими стали навсегда Они, что так любили прежде – разъединила их беда. Его жена ушла к другому и дочь растит уже семь лет. Матвею свет души знакомой не отыскать, надежды нет: Друзья, подруги – все чужое, как карусели жалкий скрип – Он часто просыпался с стоном и слушал сердца горький хрип. … Вот и могила под жасмином, что сон малютки сторожит, Но – девушка, уснувши мирно, на белом мраморе лежит... Матвей всмотрелся… складка горя таилась меж ее бровей, И отголоском тяжкой боли казались островки теней… Он перевел глаза на сына – малыш смеялся, как всегда, Но что-то вдруг остановило Матвея… бросилось в глаза – На шее у его малютки блестел нательный новый крест! Матвей отпрянул, в ту минуту не смог понять благую весть…

…Арина вздрогнула от стона, глаза открыла, поднялась…
Мужчина рядом незнакомый стоит, колени преклоняя –
И взгляд безумный незнакомца блуждает от ее руки
На фото, где малыш смеется… Арина вскрикнула: «Кто вы?!»
«Кто я… страдалец в мире этом… Я в горе много лет один –
На боль не нахожу ответа, любви, забвенья… Здесь мой сын!
Не бойтесь же, я вас не трону – откуда у Васенка крест,
Такой же, как у вас в ладони? Что ночью делали вы здесь?..»
Арина глянула на фото и ахнула, увидев крест –
Ее крестильный, с позолотой, что вместе с малышом исчез…
Но нет – вот крестик, на цепочке висит, намотанный на кисть…
Ее же крест, что этой ночью она сняла дитя крестить…
«Я… сына вашего крестила… сегодня ночью…
Он теперь Уйдет из сумрачного мира, воскреснет, как весной капель…
Сам Ангел Смерти у купели крылами осенил дитя –
Ему молитвы духи пели… Он выбрал матерью меня!»
Матвей увидел прядь седую среди каштановых волос…
Он в этот миг о счастье думал, и замер на губах вопрос.
С ее ладони снял он крестик, на шею девушке надел,
Подумав – только с нею вместе возможна жизнь его теперь…
В глаза его взглянув, Арина, увидела сквозь серый лед
Души страдающей глубины – надежды слабый огонек.
Они стояли и молчали, забвенью предавая жизнь,
Что полнилась для них печалью, так пальцы их переплелись…
Они бродили по аллеям, внимая скорби и любви –
И вспоминали, сожалея, о тех, что в прошлое ушли…
Потом вернулись к той могиле, что дорога была двоим,
Как вдруг увидела Арина кудрявый клен, а рядом с ним –
Чуть виноватая улыбка, волос кудрявая волна… З
аранее свою ошибку пыталась искупить она.
Цветы увяли на могиле, но холм пока еще высок –
Ей было восемнадцать в мире, что так покинула не в срок.
И нет креста на той могиле, лишь надпись «Доченька, прости…»
Анюту вспомнила Арина и слезы в гробовой тиши…
А дальше – прям у перекрестка, забыта миром и людьми
В побегах молодых березок – могила в сумрачной тени.
Опершись на руку Матвея, Арина углубилась в лес,
И вот останками чернеет почти ушедший в землю крест…
Матвей вгляделся – черный камень почти, что в землю рядом врос,
Лет двести на могиле старой стоит он, весь наперекос…
И надпись еле различима: «О, Боже, душу упокой –
Не дай бродить в ночи незримо… И нас от злой беды укрой!»
Матвей вздохнул, перекрестился, пытаясь годы рассмотреть,
И на Арину покосился – так хоронили только ведьм…
Арина вспомнила старушку, заботливый и кроткий взгляд –
Очистивши от скверны душу, она избрала этот сад
Для покаяния, молитвы… Авдотья Лапина – такой
Ее запомнила Арина, душа ее нашла покой…
Они свернули на аллею, что к центру кладбища вела,
Сгустились тополя над нею, рассыпав белым кружева…
И вот… Арина пошатнулась, Иван… Глядит в ее глаза…
Очерченные жестко скулы… Матвей, обняв, ее сказал:
«Пойдем… Мы отдали им много страданий, памяти, любви…
Но у живых своя дорога, и манят будущие дни.
Когда-нибудь и мы с тобою придем под черное крыло…
Сейчас нас счастье ждет земное – оно нам Господом дано».

7. ВОЗРОЖДЕНИЕ

Крест мраморный Матвей с Ариной спустя неделю привезли,
Поставив на могиле сына, и свечи тонкие зажгли…
Букетик белых роз для Ани Арина принесла с собой,
Душистый вереск – для Ивана, моля хранить его покой.
А на заброшенной могиле Матвей поправил старый крест,
И огненный букетик лилий окрасил ярко старый лес…
…А по весне капель запела, встречая радостный рассвет,
Лучами просинело небо, сгоняя старый сонный снег.
И в эти дни Матвей с Ариной, соединенный судьбой,
В объятиях держали сына, сокровище души родной…
Его крестили в церкви рядом, малыш серьезен был и тих,
И долгим вдохновенным взглядом смотрел на светлый Божий лик…
Когда же крестик серебристый священник малышу надел –
То смех счастливый и лучистый над куполами прозвенел…

2009 г.
Категория: СЕРЫЙ КРЕСТ | Просмотров: 1023 | Добавил: elenavorobiova | Рейтинг: 2.7/3
Всего комментариев: 3
3  
Просто потрясающе... Знаете, у меня мороз по коже даже пробежал пару раз - надо же, так описать кладбище и жизнь после смерти!

2  
Мороз по коже... Но ведь чувство очарования не оставляет - надо же, очарование Смерти, как это печально и прекрасно одновременно.

1  
Ндааа... Очень даже, пробирает. Успехов вам!

Имя *:
Email *:
Код *: