Суббота
29.04.2017
10:30
Форма входа
Категории раздела
ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ [32]
В творчестве Е. Воробьевой отдельная тема посвящена философскому и психологическому переосмыслению личности и творчества Владимира Высоцкого. Многие ее произведения являются откликом или отражением его гениальных строк.
ПЕТР ВЕЛИКИЙ [2]
В данном разделе представлена поэма "Отец и сын". Всего лишь взгляд на последнюю встречу Петра I и цесаревича Алексея.
Сказки [6]
Зарисовки [7]
ЛЕТОПИСИ АРВАНДЫ [10]
НИККОЛО ПАГАНИНИ [2]
В данном разделе будет помещен текст поэмы-повести, которая может быть основой рок-оперы: "Сожженная дорога Никколо Паганини"
СЕРЫЙ КРЕСТ [2]
ЭЛЬФЫ МЕГАПОЛИСА [1]
ЛОВЕЦ ДУШ [1]
ВЫБОР ЧАРОДЕЯ [1]
МИРУ ОТДАННЫЙ ТАЛАНТ [1]
ПАМЯТЬ ДУШИ [1]
Произведения друзей [1]
ВРЕМЕНА ЖИЗНИ [2]
Поиск
Календарь
«  Октябрь 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Архив записей

Произведения автора

Главная » 2009 » Октябрь » 26 » ЛЕТОПИСИ АРВАНДЫ глава 7. ПОСЛЕДНЯЯ БИТВА
19:47
ЛЕТОПИСИ АРВАНДЫ глава 7. ПОСЛЕДНЯЯ БИТВА
 
 
7.1. ПРИЗРАКИ ТЬМЫ

 

Там, в поле, где ветер от ужаса воет, в лесу, сплошь покрытом холмами могил,

В крови по колена гуляет на воле Война, набирая размах черных крыл…

Она над землей полетит, словно коршун, и кровь будет капать с железных когтей.

Безжалостно жребий давно уже брошен, и тьма накрывает дороги людей.

Никто не спасется от ярости, злобы, от взгляда, горящего адским огнем.

И жадность больной ненасытной утробы ничем не смириться ни ночью, ни днем.

Питаясь попутно телами и смрадом, и вдаль продвигаясь к кровавым ветрам,

На землю уронит чернеющим ядом, Смерть, угли и пепел с тоской пополам.

Над полем сраженья кружить будет дико, и крики предсмертные жадно ловя,

Она не скрывает ужасного лика… И мертвым огнем пламенеет заря.

Когда же затихнут последние звуки, трава прорастет из истлевших костей –

Война испытает смертельные муки и, крылья сложив, сгинет в мире теней…

 

В Моринегарде неспокойно – вокруг него стоят стеной

Все силы тьмы, что вызвал Морин, готовясь к битве роковой.

На главной площади, пред Храмом, вкруг эшафота караул

Стоит, как пес четырехглавый –  бояться смерти стал колдун…

Часами он перед кристаллом, своим предвестником, сидел,

Что мутным, треснувшим опалом в неясном сумраке бледнел:

Дороги все в тумане темном – лишь на закате дня вчера

В долине папортников Морин заметил всполохи огня –

Они возникли и пропали, потом за страшным лесом вновь

Возникли… И перед горами исчезли… Взволновалась кровь,

И застучало его сердце –  он вспомнил, что вчера дозор

С гор не вернулся… Куда делся? Кристалл не весь дает обзор…

Проклятый лес под сень деревьев не пропускает никого,

А скалы… Их чертог овеян сияньем вечным Духов гор…

Как мучит эта неизвестность! Как угнетает пустота…

Предсказанная неизбежность придет… Надежда так тонка…

Он стиснул зубы и решился – сейчас он выступит в поход!

И до заката на границе войска он поведет вперед!

Как бы там ни было, но битва начнется – ведь его враги

Наверняка стянули силы, чтобы вернуть ему долги…

А здесь он караул утроит, чтобы никто не подошел

И не проник в запретный город – пусть сгинет каменный костер!

Спустя немного тучей черной накрыв пол-неба и земли,

Взлетела армия воронья и скрылась в сумрачной дали,

За нею тени заскользили, но Черных Призраков черты

В гримасах смерти недвижимы – исчезли в чреве темноты…

Вновь черной тучей накрывая застывшие края небес,

Стервятников взлетела стая – свист крыльев в темноте исчез…

И вот земля заколебалась – тяжелой конницы галоп,

Раскатом диким раздаваясь, за гранью сумеречной смолк…

Последним покидал столицу огромный Ворон – крылья тьмы

На битву к сумрачной границе, как буря, Морина несли…

 

 

 

 

7.2. ГРАНИЦА

 

… Ордэн вернулся ровно в полдень, и в тот же час собрал войска,

Чтоб помолиться всем народом в успехе смертного броска:

«Мы защищаем жизнь и правду, не ради власти! Злата тлен

Нас не манит, и долг наш ратный чист от корысти и измен.

Господь, спаси нас и помилуй! И злую тьму остановить

Даруй нам праведную силу, пошли нам милость – победить!

…Теперь, запомните – те силы, что Морин за сто лет собрал,

Пришли из мрачной мглы могилы, он смерть саму на бой призвал…

Но Черных Призраков погибель в тех масках, что на лицах их:

Ведь тьма, что управляет ими – бесплотный сгусток слов пустых.

Лишь маска упадет на землю, навек уйдет безвольный дух,

И ветер злую тень развеет, как эхо отдаленный звук…

Над Воином Земли заклятье – неуязвим идет он в бой,

Его лишь можно обезглавить – он станет вновь сырой землей…

У Оборотней, что извечно служили злому колдуну

Кровь злая раны быстро лечит – нить жизни убегает в тьму:

Но если над смертельной раной молитву Господу прочесть –

Прервется нить, что жизнь давала, придет за Оборотнем смерть:

«О Господи, Святые силы пошли за грешною душой –

Пусть прах навек сойдет в могилу, его забвением укрой»…

Ну что же, братья, час назначен – я вижу всполохи огня –

Враг наступление уж начал, границы стражи ждут меня…

Их сил не хватит на атаку, пусть Морин этого не знал,

Но с его войском в тяжкой схватке погаснет скоро их пожар»…

Во весь опор помчались кони, дружины строгой чередой,

Едва достигнув края поля, немедленно вступали в бой –

В единый рев смешались крики, метала скрежет, стоны, вой…

Мелькали Черных масок лики, среди зарницы огневой.

Переплетались люди, тени, из-под копыт летела грязь,

В кроваво-огненной метели улыбка Смерти родилась…

 

…Лишь солнце перешло к закату, колдун заметно помрачнел

И в сторону Моринегарда с тревогой и тоской смотрел –

Уже он понял, что противник его войскам не уступал,

И Морин в исступленье диком последнего заката ждал…

 

7.3. ВОЗВРАЩЕНИЕ

 

Моринегард спит в ожиданье…Властитель темный, наконец,

Ища решенье предсказанья, оставил сумрачный дворец.

На площади у эшафота сомкнулись темные ряды –

Как три витка круговорота к нему закрыли все ходы…

… Но вот и отблески заката пробились чрез седую мглу –

И отдаленные раскаты, как нож, вспороли тишину:

То камень треснул, содрогаясь и рассыпаясь…Через твердь

Сочилось пламя, извергаясь – костер воскрес, чтоб догореть!

И в то мгновенье, когда лава взметнулась и огонь запел,

Из заколоченного Храма возникли воины Пещер –

Врезаясь в кольца тьмы и злобы, они сметали в прах врагов,

Лишь стоны дьявольской утробы следами пали их шагов…

За ними – Амидар с Дагиром, тесня противника, круша,

Немедля в страшный бой вступили, к костру продвинуться спеша.

 

Сильнее разгоралось пламя, уже ревел и выл пожар –

У Храма, Богу уповая, молился старый Альбигар…

Вдруг, Черный Призрак, размахнувшись, ударил Агнеры кулон –

Огонь запрыгал, встрепенувшись, раздался треск и тихий звон…

И Призрак черною рукою коснулся этого стекла:

Огонь погас, исчезла воин – жизнь камня твердь заволокла…

И тут же, словно с новой силой, рванулись в бой ее друзья,

Врагов сметая в пыль и мимо ударов вражеских скользя –

И скоро Призрак пал последний, окончен бой и путь открыт –

На эшафоте сном забвенья в огне Король Арванды спит!

У ног его – лиловый вереск, как будто только что с куста –

«Проснись для битвы, грозный Феникс, тебя ждет неба высота!» -

И бросил с этими словами четыре ветви Альбигар

И три цветка… Вдруг стихло пламя, исчез бушующий пожар!

Остался только дым, летящий в ночную сумрачную высь,

Вот он рассеялся… И счастья вдруг  крики рядом раздались –

Король стоял, смеясь и плача, и Королеву обнимал,

Приникнув к ним, кудрявый мальчик сестренку за руку держал…

И Эдельвейс, Лелия, Дерен, и Алламанда, Тамаринд

Стояли, в счастье едва веря, благословляя этот миг…

Лишь через малую минуту они взглянули на друзей,

Кто их вернул ценою трудной, опасных не боясь путей –

Взгляд Эдельвейса и Эмиры вновь замер, пересекшись вдруг…

А Алламанде и Дагиру все солнце виделось вокруг…

По радуге одной гуляя, стоят Илеста, Тамаринд…

Лелия с Амидаром взглядом о чем-то нежно говорит…

Но вновь их счастье – лишь мгновенье…Чтоб дать глоток любви и сил:

Огнем взметнулись крылья – Феникс в ночное небо птицей взмыл!

Он покружил, роняя искры, словно остаться здесь хотел –

Но в тот же миг стрелою быстрой на поле битвы полетел…

 

Тогда же Альбигар на землю репейник бросил из мешка –

И встали кони, ровно девять, хрипя, прерывисто дыша:

Из той шестерки, что в карету запряжена была, теперь

Оставили лишь пару серых со звездочками лошадей –

Всех остальных под верховые перепрягли, и Альбигар

Из-под плаща к счастливой были цветок Ивана-чай достал…

Старик не мог глазам поверить – он плакал, обнимая тех,

Кого любил на этом свете и ждал в теченье сотни лет…

Пришла пора опять расстаться – лес темных Душ сигнала ждал…

На бой решили отправляться Дагир, Эмира, Амидар…

Вот Алламанда с Тамариндом сидят в седле… И Дерен здесь…

Глядя украдкой на Эмиру, в главе отряда – Эдельвейс.

На бой благословляя храбрых, волшебник Эрике сказал:

«За них бойся – долг их ратный венчает радостный финал…

И нам пора, садись в карету, долина папортников ждет,

Сейчас с тобою я поеду, и время побыстрей пройдет»…

Потом он в Храм отвел Лелию и с ней обоих малышей,

Пошла Илеста вместе с ними…Но где же воины Пещер?...

Они стояли полукругом у Агнеры,… Скорбя по ней –

Друзья и верные подруги…Их слезы, словно блик свечей…

Но Альбигар сказал Ярлэну: «Вы жизнь ей сможете вернуть,

Когда благие перемены отпустят вас в обратный путь – 

Ордэн вернет ее в Пещеры, зажжет одиннадцать свечей,

И Корбин заклинаньем веры сотрет заклятие огней…

Вы вновь сольетесь с темным камнем, лишь в памяти своей храня,

Все то, что на земле узнали – друзей любимых и меня…»

Тогда все шестеро с поклоном на Агнеру в последний раз

Взглянули – и в молчанье полном звезда надежды родилась…

Потом в почетном карауле остались двое их – Ирдан

С Зариной… Четверо вернулись в открытый, освещенный Храм –

Внутри горели ярко свечи, и слышались слова молитв,

Грехи смывая человечьи, моля об окончанье битв…

 

7.4. ПЛАЧУЩИЙ ЛЕС

 

…Летели кони, но карета путь одолела небольшой –

И четверти, наверно, нету…Заросший тракт в тиши ночной

Едва заметен… То и дело хлестали по бокам кусты,

Ее бросало вправо-влево, в сплетенье темное листвы…

И старый кучер в удивленье смотрел вокруг: еще вчера

Он ехал здесь… За это время дорога лесом заросла?

Потом он вспомнил про столетье, что над землею пронеслось,

И загрустил, что миром эти все годы управляла злость…

«Ваше величество, до света нам не успеть к реке никак…

Три четверти осталось где-то, проехали – всего пустяк…»

Вздохнула Эрика: как мало…Да, этот лес заросшим стал –

И разбудила Альбигара, что по дороге задремал:

Он согласился с их тревогой и заклинанье прошептал –

В туже секунду на дороге возник сияющий туман…

…С обратной стороны тумана их ропот вод бегущих ждал –

Река их радостно встречала и старый тис главой качал…

Костер, что ярко разгорелся, вдруг выхватил из темноты

Полоску Плачущего леса, его печальные черты –

Оплакивая, как и раньше, судьбу забытых всеми душ,

Лес ожидал, что будет дальше, от света скрыт и миру чужд…

Встав у границы тьмы и света, как в бледном отблеске свечи,

Слова забытого привета сказала Эрика в ночи:

«Мою примите благодарность за сохраненную нам жизнь –

Что верными словам остались, что воле тьмы не поддались…

Теперь прошу исполнить клятву – явиться на последний бой,

Чтобы с людьми сражаться рядом и с ними стать одной судьбой!»

Едва она договорила, в лесу мелькнули огоньки –

Возникла бликов паутина на расстоянии руки…

«Мы здесь… И к битве мы готовы, до встречи, Эрика… Когда

Исполним мы завета слово, тогда простимся навсегда…

Мы просим отслужить молебен, прощенье вымолить для нас,

Живых людей услышит небо…Мы долг свой выполним сейчас –

Но ты всей силой состраданья и бед, испытанных тобой,

Проси, спасти нас от изгнанья, и душам обрести покой!

Проси, молись – тебя услышат! Мы верим – будет дан ответ,

Прощенье есть для тех, кто ищет – ведь мы давно избрали свет!»

В ночи мелькали тени, лица…И бесконечной чередой

Отряды понеслись к границе, мечтая обрести покой…

 

 

 

 

 

 

7.5. ПОЕДИНОК

 

На поле битвы рев и скрежет, уходит в ночь багровый дым,

Лишь дуновеньем ветер свежий Снесет чад облаком больным…

В злобе и страхе видел Морин, что даже Воины земли,

Рожденные на смерть и горе, верх одержать здесь не могли –

То тут, то там он слышал стоны, то обезглавленные вмиг

Землею становились снова, рок многих Воинов настиг…

Конечно, и врагов немало в тяжелой битве полегло –

Но войско уязвленным стало, а значит – проиграть могло.

И он в отчаянье и гневе почти рассудок потерял –

Увидев пред собой Ордэна, колдун в безумье закричал:

«Ты здесь! Щенок! Что, твой наставник уже почил среди теней?

Давно ли он тебя оставил вместо себя – спасать людей?

И что ты делаешь на поле, издревле, чтоб не осквернить

Себя, по рока высшей воле – не  можешь никого убить!

Но я могу! И ты ответишь за поруганье и позор,

Что принесли мне силы света с начала мира до сих пор!»

…Удары отражая смело, вступил в бой юный чародей –

Колдун, решив убить Ордэна, его теснил еще сильней…

Но вдруг в ночи мелькнуло пламя – колдун в отчаянье застыл,

Еще не видя его – зная! И в исступлении завыл:

«Будь проклят Феникс, невозможно! Я сделал все, чтоб сгинул ты –

Но ты воскрес по воле Божьей! Минуя сети темноты…

Так что ж, я обойду проклятье и смерть, что предрекли Хэй-тэ,

Глубин безликих злые братья – и отомщу сполна тебе!»

Над колдуном кружа, как факел, удары Феникс обходил,

И крыльев огненные взмахи лишили Морина всех сил –

Меч уронил на землю Морин, в смертельном страхе задрожал –

Огонь накрыл его и вскоре он наземь замертво упал…

…В туманной дымке предрассветной над колдуном Король стоял,

В руке своей, как клад заветный, он сердце черное сжимал!

Когда же, прочитав молитву, он к небу протянул ладонь –

Стрелою молний перевитых на злое сердце пал огонь…

Через минуту только пепел в руке остался Короля…

И тут же просветлело небо, и сумрак сбросила земля!

Но бой кипел! Его раскаты гремели среди первых звезд,

Мелькали маски, шлемы, латы, и запах крови ветер нес…

Но вот в ночи мелькнули крылья – врезаясь в тучу злобной мглы,

В тяжелый бой с бесовской силой вступили Белые орлы!

И Души плачущего леса схватились с Призраками тьмы…

Больного марева завеса накрыла страшный лик Войны…

 

…И вот рассвет окрасил землю –  впервые за столетний срок

И злое сумрачное время – луч солнца небо пересек!

Разлился золотистым бликом по розоватым облакам…

Под его светом поле битвы предстало выживших глазам:

Окочен бой… Телами павших усеяна земля полей,

И раненых – еще дышавших, не перешедших в мир теней.

В огромном госпитале рядом борьба кипела за их жизнь –

Все врачеватели в Арванду из стран соседних собрались.

Ордэн руководил работой, с ним рядом были Духи гор –

Любовью светлой и заботой здесь каждый воин окружен.

Тяжелораненых Илеста под попечительство брала,

Целительствуя с магом вместе, являя чудо мастерства…

Лелия, Алламанда с ними приняли милосердный крест…

В полубреду лежит Эмира и брат любимый – Эдельвейс:

В бою они сражались вместе, их Призрак тьмы атаковал –

И принц закрыл собой невесту, принявши яростный удар…

Царь Ясинбарда рядом с ними – сражался до конца Ноэрс,

Почти сойдя за край могилы, не слышал радостную весть…

Дагир… В беспамятстве глубоком лежит который день подряд,

Бродя во тьме, тиши холодной, не видя Алламанды взгляд…

Он с Дереном и Тамариндом сражался, не жалея сил,

Его нашли среди убитых – под грудой тех, что он убил…

Он не пустил на бой принцессу, и братья согласились с ним,

Оставив на холме у леса…«Господь, верни его живым!»

Категория: ЛЕТОПИСИ АРВАНДЫ | Просмотров: 571 | Добавил: elenavorobiova | Рейтинг: 1.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: