Суббота
29.04.2017
10:26
Форма входа
Категории раздела
ВЛАДИМИР ВЫСОЦКИЙ [32]
В творчестве Е. Воробьевой отдельная тема посвящена философскому и психологическому переосмыслению личности и творчества Владимира Высоцкого. Многие ее произведения являются откликом или отражением его гениальных строк.
ПЕТР ВЕЛИКИЙ [2]
В данном разделе представлена поэма "Отец и сын". Всего лишь взгляд на последнюю встречу Петра I и цесаревича Алексея.
Сказки [6]
Зарисовки [7]
ЛЕТОПИСИ АРВАНДЫ [10]
НИККОЛО ПАГАНИНИ [2]
В данном разделе будет помещен текст поэмы-повести, которая может быть основой рок-оперы: "Сожженная дорога Никколо Паганини"
СЕРЫЙ КРЕСТ [2]
ЭЛЬФЫ МЕГАПОЛИСА [1]
ЛОВЕЦ ДУШ [1]
ВЫБОР ЧАРОДЕЯ [1]
МИРУ ОТДАННЫЙ ТАЛАНТ [1]
ПАМЯТЬ ДУШИ [1]
Произведения друзей [1]
ВРЕМЕНА ЖИЗНИ [2]
Поиск
Календарь
«  Октябрь 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Архив записей

Произведения автора

Главная » 2009 » Октябрь » 26 » ЛЕТОПИСИ АРВАНДЫ глава 4. СТОЛЕТНИЕ СУМЕРКИ
19:50
ЛЕТОПИСИ АРВАНДЫ глава 4. СТОЛЕТНИЕ СУМЕРКИ
 
Звезда на западе погасла – Арванда погрузилась в тьму…

Лишь отблеск прошлого неясно напомнит прежнюю страну.

е освещает больше солнце ее леса и города –

Свет сумеречный тихо льется, как в темном омуте вода.

И птицы скрылись в дальних странах, одни лишь вороны кружат

Среди бескрайнего тумана, которым мир теперь объят.

Народ Арванды постепенно покинул родину свою,

Чтобы в печали неизменной отныне жить в чужом краю.

Всем дали кров и тень покоя соседи: на востоке – Брант,

На севере – Дарнидикоя, на юге – жаркий Ясинбард.

А там, на западе Арванды граница проклятой страны –

Из злой, холодной Тарзиланды явились сумрака сыны…

Второй столицей Морин сделал, назвав ее Моринегард,

Поруганную Арвадею, и мрак укрыл прекрасный сад…

Вдоль новой сумрачной границы поставил мудрый Альбигар

Дозорных… Каменные птицы заклятьем мир хранят от чар.

Сквозь сомкнутые плотно крылья не может войско колдуна

Проникнуть тенью или пылью – на камнях выбиты слова…

Слова заклятья и надежды, слова прощанья и мечты

Народа, изгнанного прежде – свет веры, правды, чистоты:

 

«Мы принимаем без роптанья свой горький и тяжелый путь,

Мы верим в правду мирозданья, что нам дала земную суть.

Когда минует злое время, Арванда сбросит тьму оков,

Звезда воскреснет – Арвадея из тяжких, сумеречных снов!

Мы возвратимся! В час заветный нас поведет предвечный свет –

Для сил же тьмы пусть под запретом останется ушедших след…»

 

Не раз, не два колдун пытался заклятый перейти рубеж –

Но только в бешенстве метался пред светом праведных надежд…

В отчаянье решился Морин тьму разрушения призвать,

Чтобы охранной силы волю сломила сумрачная рать –

Но в миг, когда слова проклятья упали комьями к ногам,

Огни взметнулись в высь в объятье, скользнувши к каменным орлам…

И зашумело пламя – крылья, взлетели стражники границ –

Исчезла, дрогнув, вражья сила, от огненных спасаясь птиц!

Колдун, как громом пораженный, издалека смотрел на них

И так стоял завороженный, пока шум битвы не затих…

С тех пор он в сумрачных раздумьях в Моринегарде пребывал,

Лишь в помрачениях минутных кружа среди лесов и скал:

Он вновь и вновь безрезультатно пытался отыскать следы

Их, ускользнувших безвозвратно от темной власти и беды –

Четыре принца, три принцессы… Лес неприкаянных хранит

Под сенью призрачной завесы их жизни крепче, чем гранит.

Разросся лес – и даже Дерен теперь укрыт его листвой…

Отверженные души верны своим словам в тиши ночной.

В обличье разном проникая под сень дубравы, вновь колдун

Вспять уходил, изнемогая от слабости и мрачных дум:

Лес проникал в его сознанье, душил, изматывал, давил!

И раз за разом истязанья все больше отнимали сил…

Тогда он устремился в горы – там, на вершине режет взгляд

Сиянье… А среди предгорья разлился вересковый сад.

Скрывают заросли густые от вражьих глаз и злобной тьмы

Надежды свет… В тоске пустые для Морина проходят дни…

В Пещеру он не смог проникнуть, казалось воздух напоен

Враждой, опасностью безликой – его раздавят своды гор!

Он знал, что Призракам Пещеры подвластны будущие дни,

Но свет их первозданной веры хранит застывшие огни –

Одиннадцать свечей вовеки не загорятся для того,

Кто тьмы и ненависти реки направил в мир, сгубив его…

И Морин понял – он – бессилен! Он покорил страну… Теперь

Он пленник в покоренном мире – лишь загнанный в ловушку зверь!

И он метался по Арванде, ища в ней признаки живых –

Не находил… В Моринегарде лишь отдыхал средь масок злых.

Колдун решился в Тарзиланде искать совет своей беде –

Там, в омутах у Черной Пасти живут безликие Хэй-тэ…

Никто из проклятого царства, страны древнейших колдунов

Без наказанья их пространство не нарушал во тьме их снов…

Все, кто пришли тропой незримой и получили их ответ,

Ценою зла неисчислимой им заплатили за совет.

Но Морин был давно на грани –  отчаянье, смертельный страх

Невыносимым грузом, камнем, лежали на его плечах.

Покинув новую столицу, скрываясь за туманной мглой,

Он в Тарзиланду возвратился в безлунный, мрачный час ночной.

Он миновал Леса Забвенья, Болота Призрачных Огней,

Где колдуны без сожаленья сгубили тысячи людей.

Он пролетел над черным сводом нависших над обрывом скал,

Где некогда пучины воды нес Мертвый Черный Океан…

И вот открылись Злые Горы – сначала сумрачной страны

Хранили Черные Озера безликих духов глубины.

 

В ночь трех стихий явился Морин на камень у озерных вод –

Ревела буря… Ветер вскоре, устав, в прибрежный сумрак лег…

Тогда в глубинах появились пятном в холодной темноте,

По камням тенями разлились, встав кругом, шестеро Хэй-тэ –

«Ты потревожил нас напрасно, расплаты ты не избежишь,

В твоих глазах мы видим ясно, как оборвется твоя жизнь!

Но... есть и для тебя надежда – пусть королевская семья

В разлуке пребывает, прежде угаснет луч последний дня

Того, что завершит столетье… И, знаменуя битвы час,

Взметнет огонь уснувший ветер... Колдун, вот твой последний шанс!

Когда объятьями, слезами они скрепят судьбу свою –

Взовьется Феникс ввысь, и пламя его отнимет жизнь твою!

Так не позволь соединиться им вновь, и каменный костер

Огнем не сможет возродиться, и канет в сумрачный простор…

За то, что ты ответ услышал, мы забираем навсегда

Твое бессмертие… И к жизни ты не вернешься никогда!

Из тела, праха или тени – ты не вернешься в этот мир,

Забыт и проклят будешь всеми, великий в прошлом властелин!»

Хэй-тэ вкруг Морина сомкнулись, и закружился темный смерч –

Из вод озерных улыбнулась, на колдуна взирая, Смерть…

 

Потом в беспамятстве три ночи он пролежал у тех озер,

Забыть стараясь, что пророчит ее холодный, властный взор…

Но наступил рассвет четвертый, и Морин поднялся с камней,

Покинув край живых и мертвых, жестоких призрачных теней.

 

Вернувшись, поседевший Морин повсюду выставил дозор,

Последовав веленью воли, что слышал он у Черных гор.

Впервые он боялся правды  и дал немедленно приказ

Закрыть врата Моринегарда, подняв мосты в последний раз.

Он древним колдовским обрядом создал всевидящий кристалл –

И знал, что происходит рядом у города, дубравы, скал…

Из мрака проклятого мира он вызвал Воинов земли,

Чью жизнь вела заклятья сила лишь для убийства и войны.

Так Морин ждал конца начало, почти прошел столетний срок –

Теперь Арванды ему мало, он тьму направит на Восток!

 

Категория: ЛЕТОПИСИ АРВАНДЫ | Просмотров: 741 | Добавил: elenavorobiova | Рейтинг: 3.0/2
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: